Михайлову Коле — выпускнику городка «Надежда» — 19 лет. Он кажется гораздо старше своих лет: рассуждает и анализирует свою жизнь как человек, который многое пережил, кардинально пересмотрел свои взгляды и поступки, и, кажется понял, что на самом деле важно. Сейчас он выбирает одну из сотен дорог, по которой пойти дальше, и полон решимости начать все с чистого листа.

Коля, ты только что вернулся из лагеря в Туапсе, как впечатления?

Было здорово. Мне мама рассказала в общих чертах, что там будет происходить. Когда я узнал, с кем еду, — сразу согласился. Не ради денег,  а ради того, чтобы снова с ребятами из городка увидеться. Мы раньше дружили, а потом, лет с 16, разбежались и потерялись. Я подумал, что это хорошая возможность снова сдружиться. Так и получилось, теперь мы «не разлей вода».

Ты первый раз был на море?

Нет. Мы с семьей ездили в Абхазию, в Сочи, — много куда. Мама очень активно работала над нами, и я очень много, где побывал, благодаря занятиям танцами. Вместе с танцевальным коллективом «Жемчужина» мы ездили в Европу, Скандинавию, Дубаи.

С чего начались твои занятия танцами?

С 8 лет я начал жить в приемной семье, и мама сразу отдала меня в танцы.

Почему мама решила отдать в танцы?

Она видела, что у меня есть слух, и что я люблю фильмы про танцы. Она сама раньше занималась танцами, и хотела, чтобы дети тоже танцевали. Тянуло меня, конечно, к уличным танцам, а пошел я в классику — мама склонила к бальным танцам, потому что там больше перспектив. И была права. Сначала мне не нравилось, а потом как-то сдружился с ребятами и втянулся. Я человек общительный, не люблю быть один. И с людьми я себя чувствую свободным.

Так я танцевал до 18 лет, потом я ушел в армию. А после армии начались уже другие заботы.

 

Как прошла для тебя армия?

Я хотел туда пойти, это мое осознанное решение. Все говорят, что армия — это потерянное время. Но я хотел проверить это на собственном опыте. А тяжело было, когда уже вернулся, как будто пробел в памяти. Это был не год, а День сурка какой-то, поэтому я особо ничего помню.

Что тебе дал этот опыт?

До армии я ссорился с мамой, мне ничего не надо было. Не знаю, кого я слушал тогда, на что полагался. Я поссорился с мамой, год жил у деда, запустил учебу — я тогда учился в колледже на физрука. В принципе, колледж интересный, и я бы даже восстановился, но стипендия там очень маленькая.

Вообще, после армии я очень повзрослел. Оттого, что тебе там нечем заняться, нет телефона, освобождается куча времени, чтобы обдумать свою жизнь как следует. Я сейчас даже не понимаю, чем я занимался до армии?

В армии я понял, что мама — не тот человек, на которого стоит обижаться. Она как раз тот человек, который всегда пытался меня вытащить из болота, из моего пофигизма.

Под конец службы у меня появилась цель помириться с мамой, заняться делом. Я стал ей звонить, советоваться и понял, что такой человек — это огромная поддержка. Это именно то, что нужно и по-настоящему важно.

Как складывалась твоя жизнь до приемной семьи?

У жил с мамой и отчимом. Биологический отец, вроде, умер. Помню в детстве к дому подъехала крутая машина, а там сидел какой-то мужчина. Он представился моим отцом и дал какой-то подарок…И больше я его не видел. Дедушка — мамин папа — говорит, что, вроде, у меня есть даже какой-то сводный брат.

По сути моим отцом всегда был дедушка — он всегда меня защищал, и дядя — он  веселый.

Хотел бы узнать об отце больше?

Дед мне все обещает рассказать, но мне сейчас не до этого вообще.

И как вы жили с мамой?

Родная мама выпивала. Она связалась с этим мужчиной, а он продавал наркотики. Дошло до того, что он воровал вещи из дома, чтобы купить наркотики. У них родилась дочка — Настя, моя сводная сестра.

У мамы был рак, и пока она лежала в больнице, меня вместе с сестрой отправили к родителям отчима. Там я просто ждал маму. Настю они очень любили, а я так — на птичьих правах. Мама умерла и про ее смерть я узнал случайно, подслушал, как бабушка подруге об этом рассказывала.

Я тогда подумал, что эти люди мне никто, больше делать здесь мне нечего. Я все это проанализировал и убежал домой. Помню ночью проснулся, все свои вещи собрал, и пешочком пошел домой. Я вообще много помню из этого времени — как заботился о Насте, пока родители пили: гулял с ней, одевал, кормил. Поэтому, когда я оказался в приемной семье, я уже знал о детях все.

Как ты думаешь, почему так сложилась мамина жизнь?

Дедушка сказал, что у нее очень тяжелый характер, твердолобая она была. Я сам ее не помню, даже голоса.

Когда я прибежал домой, меня встретила удивленная тетя. Какое-то время я жил с ней и дядей и был предоставлен себе. А потом к нам приехала опека. Мне сказали, что надо с ними поехать, буквально сделать какую-то прививочку, с собой взять только сменную одежду. Ну и я наивный, конечно, поверил в это. Дяде оставили записку на холодильнике.

Посадили меня в машину, по дороге заехали за Настей, и привезли нас в больницу. Тогда только я понял, что это все надолго. Оттуда нас уже отправили в детский дом, вроде, как на месяц, и там же устроили в школу.

Как ты познакомился с приемными родителями?

К нам в детский дом приехала приемная мама с родным сыном и дочкой знакомиться. Видимо, я им приглянулся.

А ты хотел им понравиться?

Первый раз — нет. Я думал, что я в этом «детском садике» надолго. Сначала они забрали нас на выходные погостить, и когда я понял, что они живут рядом с моими родственниками, смекнул, что надо бы мне здесь «зависнуть». К родственникам меня всегда тянуло, и наверное, в этом моя проблема. Потому что им-то это не особо нужно.

После вторых выходных в гостях я уже привязался как-то, плакал, чтобы она нас забрала. И она забрала — меня и Настю.

Как тебе жилось в приемной семье?

Было непонятно, как мне приемную маму называть…Маша? Мама? Первое время звал Машей, а потом случайно сказал «мама», и она нормально отреагировала, сказала, что не против. Ведь мама не та, что родила, а та, что воспитала? По этому принципу я и буду всегда ее мамой называть.

Какое самое яркое воспоминание о жизни в приемной семье?

Вся жизнь совместная — яркое впечатление. Я никогда не жил в такой большой семье, это как будто жить вместе с друзьями. Когда мы переехали в «Надежду», нас становилось все больше и больше.

А в чем была причина ваших ссор, почему ты ушел?

 У меня был сложный переходный возраст, я вечно хотел гулять, до меня было не достучаться — наверное, у меня включилась мамина твердолобость. Этот период надо просто переждать, он сам пройдет в определенный момент, с ним невозможно ничего сделать. И даже посоветовать тут нечего.

Ты рад, что ты оказался в приемной семье?

Если бы я остался в детском доме, не знаю, что было бы со мной. Там совсем другой уровень образования —  а я учился в математическом классе. У меня вообще многое получается, за что ни возьмусь, пока есть интерес. Но я ленивый и быстро теряю энтузиазм.

Какие у тебя планы сейчас?

 После армии у меня появился стимул — не быть похожим на моих родственников, а быть как приемная мама — трудолюбивым, стремиться к чему-то в жизни. Я хочу доказать им, что я другой, что могу добиться в жизни большего. Не хочу «работать руками», хочу пойти в ту отрасль, где надо думать головой. Еще в армии, общаясь с разными ребятами старше меня, я понял, что если образования нет — это сразу видно.

Летом я работал на заводе компании «Петрович» оператором крана, осенью уволился и поступил в Петровский колледж на электрика. Дальше буду думать по поводу высшего образования. Учеба и люди, которые мне дороги, — самое важное. Недавно у меня появилась новая девушка, я обустроил квартиру, теперь помогаю в этом Дане, все идет своим чередом.